предыдущая главасодержаниеследующая глава

Неожиданный поворот в научной судьбе

Родился Григорий Александрович 27 сентября 1866 г. в провинциальном уездном городке Козлове на Тамбовщине. Чтобы дать детям хорошее образование, семья Кожевниковых переехала в Москву. Здесь мальчик, блестяще окончив гимназию, поступил на естественное отделение физико-математического факультета Московского университета.

Естествознание в то время переживало расцвет, своими материалистическими идеями, великими открытиями и перспективами возбуждало общественный интерес и привлекало молодежь.

Став студентом Московского университета, Кожевни» ков вошел в среду прогрессивно мыслящей молодежи и ученых-естественников. Уже со второго курса он принимает участие в научном студенческом кружке. Знакомств во с методикой исследований, первые эксперименты, попытки самостоятельного научного мышления — такое не забывается.

Приметил одаренного юношу, а потом и руководил его научными изысканиями известный зоолог, великолепный преподаватель и наставник молодежи профессор Анатолий Петрович Богданов.

Молодого, романтически настроенного юношу, мечтавшего, как и многие в его годы, о великих научных открытиях, увлекла фауна моря. Эта мало исследованная по тому времени область действительно сулила много открытий, манила загадочностью и необычностью. Общество любителей естествознания, антропологии и этнографии, членом которого Кожевников стал, командировало его в Крым для изучения морских животных. Потом он отправился на Балтику для сбора коллекции. С этими ответственными и в то же время увлекательными заданиями начинающий исследователь справился блестяще, получив в награду от общества большую серебряную медаль. Казалось, путь был определен. После окончания университета открывалась захватывающая по своей перспективе научная деятельность.

И вот 25 марта 1886 г. на заседании зоологического отделения общества профессор Богданов предложил членам общества подготовить для издания работы, посвященные описанию самых обыкновенных животных, чтобы ими, как практическими пособиями, могли воспользоваться начинающие специалисты-зоологи. Кожевникову, в частности, он поручил заняться медоносной пчелой.

Вряд ли кто мог по-настоящему понять разочарование, которое испытал тогда молодой исследователь, уже познавший, как ему казалось, радость первооткрывателя. Но даже и он со своим пылким воображением не мог предположить, что этот день навсегда определит его научную судьбу.

Начал будущий зоолог с энтомологической литературы. Он уже знал: только изучив то, что есть, можно идти дальше. И с первых же шагов его поразило обилие книг и статей о пчеле. Он изучал русские, немецкие, английские и французские источники. Ведь для монографии необходимо знание всей мировой литературы. В каждой книге он старался отыскать что-нибудь новое, заметить плохо описанное или совсем незатронутое. Ушел на это не один год упорного и напряженного труда. И в студенческие каникулы сидел он в библиотеках, читал и осмысливал все, что было написано о пчелах. Собрал огромный материал. И тем не менее монография о пчеле не получилась. Для такого капитального труда у него, студента, еще недоставало знаний, не была развита необходимая исследователю способность к критической оценке работ и взглядов авторов. Не владел он еще и искусством изложения монографического материала. Несмотря на неудачи и огорчения, юноша хорошо понимал, что труды его не напрасны. Он многое узнал и решил для себя.

Всесторонне изучив обширную энтомологическую литературу и одним из первых составив полную библиографию работ о пчеле, молодой ученый увидел потрясающую противоречивость данных разных авторов и пришел к выводу, что медоносная пчела не так уж хорошо изучена, как он думал, приступая к теме. Пожалуй, она может представить для него весьма интересный объект исследований. Это вдохновляло, рождало широкие творческие замыслы.

Потом Кожевников скажет, немного упрекая себя за разочарование, которое когда-то испытал, что «работать над пчелой интереснее, чем над каким-либо морским червем, интереснее не в смысле прикладном, а в смысле решения крупнейших вопросов биологии». С таких общебиологических позиций он и смотрел на медоносную пчелу, на ее эволюцию и жизнедеятельность.

После окончания университета Кожевникова, проявившего большие способности к творчеству, оставляют на кафедре зоологии ассистентом. Выполняет он и обязанности хранителя университетского зоологического музея. С этого времени вся его научная и педагогическая деятельность связана с кафедрой зоологии беспозвоночных животных Московского университета и зоологическим музеем. Здесь он формируется как ученый, защищает магистерскую, а потом и докторскую диссертации, становится профессором, заведующим кафедрой и директором музея.

В зоологической лаборатории Григорий Александрович проводит многочисленные анатомические исследования особей пчелиной семьи, изучает породы пчел, процесс их размножения и другие очень важные для пчеловодной науки и практики вопросы.

В 1890 г. в «Дневнике зоологического отделения» Общества любителей естествознания появилась первая самостоятельная печатная работа Кожевникова «Строение органов размножения трутня», замеченная русскими и зарубежными биологами. Автор сразу же заявил о себе как об оригинальном исследователе, умеющем не только добывать новые факты, но и объяснять их, давать им теоретическое обоснование.

Специально занимаясь анатомией пчелы, Кожевников отметил весьма странный факт, что один из родоначальников пчелиной семьи — трутень — до сих пор не подвергался сколько-нибудь серьезному изучению. По утверждению молодого ученого, пчеловоды плохо знают строение и физиологию трутня. Мало известно и о его поведении. Так как встреча трутней с матками происходит в воздухе и наблюдать ее невозможно, существовали самые разные, часто противоречивые догадки и предположения о спаривании. И в этом не было ничего удивительного, ведь авторы знали строение половых органов трутня весьма приблизительно.

Надо сказать, что Кожевников посвятил изучению половой системы трутня много времени, исследуя ее в личиночном состоянии, в стадии куколки и у взрослого насекомого разного возраста. В результате Григорий Александрович дал полное и правильное описание полового аппарата, которое помогло составить представление и о процессе осеменения матки. Рисунки половых органов трутня, помещенные в различных пособиях того времени, давали неверное их изображение. Кожевников впервые сделал рисунок полового аппарата трутня с точным воспроизведением всех его частей и размеров. Этот рисунок потом вошел в учебники, в научную пчеловодную литературу, в том числе зарубежную и воспроизводится до сих пор.

Кстати, трутень как биологический объект интересовал исследователя всю жизнь. Ученый препарировал многочисленных особей и выяснял их анатомическое строение, уточнял происхождение и назначение. Вопрос о роли трутня в пчелиной семье давно вызывал споры у пчеловодов-теоретиков. Утверждение о том, что трутни требуются семье не только для осеменения маток, но и для производства тепла, необходимого расплоду, Кожевников считал бездоказательным и отрицал его. Огромная масса рабочих пчел и без трутней довольно легко справляется с этой задачей, — считал он и доказывал, что трутни нужны только для осеменения маток и никаких работ в улье не выполняют, поскольку не приспособлены к ним.

Биолог ответил и на другой не менее сложный вопрос: для чего семья пчел выращивает так много трутней? В этом ему помогло доскональное знание особенностей поведения пчел. Матка с трутнями встречается в воздухе и вдали от гнезда, поэтому для большей вероятности спаривания как раз и бывает необходимо большое число трутней, тем более что в естественных условиях нет той скученности семей и скопления трутней, как на пасеках — в обстоятельствах, искусственно созданных человеком. В лесу, где живут дикие пчелы, одна семья от другой находится обычно на значительном расстоянии.

Спаривание матки в воздухе предупреждает близкородственное размножение, которое в конце концов могло бы привести к вырождению вида. Природа подвергает матку многим опасностям во время брачного полета, но она и уменьшает эти опасности, создавая изобилие мужских особей. Поэтому вполне естественно состояние любой пчелиной семьи, если она стремится вывести как можно больше трутней. Кожевников, пожалуй, одним из первых биологов становится на защиту трутня, прямо указывая на то, что подавление естественной потребности пчел в трутнях вредно отражается на состоянии семьи. Усердие пчеловодов в уничтожении «тунеядцев», по его словам, может им дорого стоить. Ведь известно немало случаев, когда матки из-за недостатка трутней оставались неплодными.

Ученый еще не знал, что для осеменения матки нужен не один трутень, как тогда считали, а множество. Эта чрезвычайно важная разгадка еще одного закона жизни медоносных пчел с большой убедительностью объясняет их потребность в обилии трутней.

Г. А. Кожевников выдвинул и другую, естественноисторическую гипотезу, объясняющую, в частности, и значительное число выводимых трутней. Он исходит из того, что в далеком прошлом пчелиная семья не существовала в том виде, в каком мы ее знаем теперь. Основанием для такого теоретического предположения послужил не только общий эволюционный процесс, совершающийся в природе, но и состояние других общественно живущих насекомых, находящихся на более ранней ступени развития, в частности шмелей. Кроме рабочих особей, в семье шмелей бывает много самцов, и все они выполняют определенные работы. Как полагал Кожевников, очевидно, было время, когда и в пчелиной семье трутни, кроме своего основного, предусмотренного природой назначения, тоже делали что-то полезное и для этого были ей нужны в большом количестве. Потом в результате длительной эволюции, которая у общественных насекомых шла в направлении специализации организмов и совершенствования самых важных органов, их польза стала более односторонней, и теперь трутни требуются только как производители потомства. Но, сохраняя еще не совсем угасший инстинкт, семья выращивает мужских особей лишь к роевой поре и избавляется от них сразу же после окончания периода размножения. Не в экономии запасов кормов, следовательно, причина изгнания трутней, а в прекращении роения, которое наступает под влиянием неблагоприятных условий в природе. Это было принципиально новым и глубоко научно обоснованным объяснением поведения пчел.

В научной деятельности Кожевникова сразу же наметились главные направления, которые определили тематику его работ, направили в единое русло все его исследования и в итоге позволили создать стройную систему взглядов на пчелу, ее строение и жизнь.

предыдущая главасодержаниеследующая глава













Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

Хаустова Наталья разработка оформления

При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:

http://paseka.su/ "Paseka.su: Всё о пчеловодстве"