предыдущая главасодержаниеследующая глава

Только опыт и умение (Кривошеи С. Ф.)

Занимаясь павильонным содержанием пчел, я регулярно знакомлюсь с соответствующей литературой. Внимательно читаю все материалы, публикуемые в журнале «Пчеловодство». Статья Ф. С. Усольцева из Алтайского края «Еще раз о павильонном содержании пчел в Сибири» («Пчеловодство» № 10, 1988 г.) меня, честно говоря, удивила. Автор пишет: «Я пришел к выводу, что в наших условиях павильонное содержание невозможно, хотя и очень заманчиво». Какие же доводы он приводит?

«В зиму ушло 12 семей, а выжило только восемь». «Все лето я жил в павильоне и вел наблюдение за пчелами... Днем павильон нагревался, и пчелы не могли летать за взятком, так как большинство из них вентилировали улей. За ночь павильон сильно остывал, и пчелы вынуждены были согревать расплод... Резкий перепад температур отрицательно сказывался на развитии семей».

Что ж, все это, видимо, имело место потому, что автор лишь «вел наблюдение за пчелами», а надо было с ними работать и оказывать им всяческую помощь.

Заочно трудно судить о том, что представляет собой павильон Ф. С. Усольцева, так как он не дает его описания, а только упоминает, что «обшил со всех сторон досками». Конечно, такой павильон днем и должен нагреваться. Надо было его утеплить. Чтобы пчелы летали за нектаром, а не «вентилировали улей», необходимо обеспечить нормальную вентиляцию самого павильона и ульев. А для того, чтобы павильон ночью не «сильно остывал», нужно кроме утепления иметь достаточно большой внутренний его объем. Тогда не будет резкого перепада температур. Кстати, суточный перепад температур в Алтайском крае значительно меньше, чем у нас в Пермской области.

Успешно занимаются павильонным пчеловодством, кроме Пермской, в Свердловской и Ленинградской областях, Красноярском крае и других регионах, где климатические условия сходны с Алтайским краем и даже хуже.

Связывать гибель четырех семей с павильоном, думаю, нет оснований, тут возможны другие причины. Вряд ли из-за своих неудач следует отрицать возможность павильонного пчеловодства в Сибири.

Рис. 1. Схема павильона
Рис. 1. Схема павильона

Своих пчел я содержу в передвижном павильоне площадью 2×3 м2 (рис. 1). Его внутренняя высота — 1,9 м. Стенки павильона состоят из досок толщиной 20 мм, обшитых пергамином (гидроизоляция) и двумя слоями оргалита. Общая толщина стенок — 50 мм. Внутри они оклеены обоями. В задней стенке находится входная дверь 1, а в передней окно - 4. В потолке люк размером 60×60 см (на рисунке не показан). Многокорпусные ульи с рамками на теплый занос расположены вдоль стен. Ширина прохода 2 между ними 90 см. В передней части павильона находится комната пчеловода 3 (900×2000 мм) с откидным столиком и раскладным топчаном. Чтобы удобнее было осматривать гнезда, в ульевых отсеках павильона (рис. 2) между гнездовыми корпусами 2 и корпусами с сушью и вощиной 4 имеется свободное пространство 3. Толщина передних стенок ульев 35, а вместе со стенками павильона — 85 мм, что предохраняет гнезда от перегрева. Ульи имеют отъемное дно 1 и выдвижной сетчатый подрамник. Высота подрамочного пространства 130 мм.

Рис. 2. Ульевой отсек в разрезе
Рис. 2. Ульевой отсек в разрезе

В стенках павильона прорезаны летковые щели, к которым приставлены ульи. Для подъема корпусов пользуюсь полиспастом.

Когда семьи займут два корпуса, перегораживаю их разделительной решеткой. Сверху ставлю третий с сушью и вощиной (расширяю гнезда только корпусами). В нем и последующих корпусах расплода не бывает, поэтому очень удобно отбирать мед корпусами.

Во время медосбора внимательно слежу за появлением напрыска в верхнем корпусе. Если хотя бы на одной рамке появится напрыск величиной с ладонь, ставлю очередной корпус. Охлаждения гнезда не боюсь, потому что делаю это в теплое время. Если же наступит внезапное похолодание (у нас это бывает), то для обогрева расплода с верхних корпусов в нижние спустится часть пчел.

Постоянно забочусь о вентиляции павильона и ульев. В жаркую погоду открываю либо дверь, либо окно, либо потолочный люк, а при необходимости все сразу. Поэтому температура внутри павильона никогда не поднимается выше наружной. Ночью, когда дверь, окно и люк закрыты, прогретый за день павильон остывает постепенно, и суточный перепад температуры практически не влияет на пчел.

Если пчелы начинают вентилировать гнезда, полностью открываю все три нижних летка, которые расположены между дном и первым корпусом, между вторым и третьим, а также между четвертым и пятым корпусами. При необходимости открываю задние клапаны доньев и даже расклиниваю корпуса. Пчелы освобождаются от вентилирования ульев, активно летают за нектаром.

Может возникнуть вопрос: а какова эффективность такого пчеловождения? Приведу пример. В 1988 г. я заболел и не смог заниматься пчелами. Весной у меня осталась только одна слабая семья. В начале июня купил два четырехрамочных пакета, семья имела восемь рамок расплода. Один из пакетов подсилил тремя рамками зрелого расплода. Таким образом, две семьи оказались равными по силе. В августе от каждой из трех семей в среднем получил по 50 кг товарного меда, а в гнездах оставил не менее 30 кг корма. И это без кочевки. Некоторые пчеловоды, чьи пасеки находились недалеко от моего павильона, в среднем отобрали не более 10 кг товарного меда. В менее благоприятные годы я получал от семьи по фляге меда и более. С 1984 г. у меня в павильоне (а пчелы в нем и зимуют) не погибла ни одна семья.

Как говорили в старину:

«Не умея и лаптя не сплетешь». Пусть читатель судит сам, можно ли в условиях Урала и Сибири заниматься павильонным пчеловодством. Возможно, мой опыт пригодится пчеловодам.

С. Ф. Кривошеи 614094, г. Пермь, ул. Связистов, 4, кв. 9

предыдущая главасодержаниеследующая глава













Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

Хаустова Наталья разработка оформления

При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:

http://paseka.su/ "Paseka.su: Всё о пчеловодстве"