17.12.2008

Пчелка золотая, семиреченская…

Торговое место. Издревле купеческий люд примечал: вот на этом базаре торг идет ладно, а на другом - ни за какие деньги не продается вещь. Вступление это к тому, что не только у торгашей, но у всего и вся есть и должно быть свое место, в том числе и у городов.

Пчелка золотая
Пчелка золотая

О том, что Алматы построен в богоугодном уголке земли, свидетельствует его непрерывный и бурный рост, развитие, процветание. За то время, что стоит он на земле, исчисляя историю с древнего периода, многие города исчезли с поверхности планеты, и следа не осталось. Но и внутри города есть точки, самой энергетикой предназначенные тому или иному явлению.

Говорят, в старину…

Это сейчас, ввиду скученности и стесненности, в угоду меркантильному интересу и обыкновенному незнанию строят дома, там, где предок наш ни за что бы не остановил лошадь. То есть на гиблых местах. Прежде чем поставить дом или развернуть юрту, казахи клали на это место кусок мяса. Быстро портится оно - жить здесь нельзя. А на местах тектонических разломов не селились животные. Предки за ними наблюдали и делали выводы. Не заладилась торговля на спонтанно выбранной площади - немедленно переходили на другое место. А коли дело пошло, именно тут строили верненцы лабазы.

Не зря улицу Торговой нарекли, не зря. И сегодня на ней, переименованной по-купечески в Жибек жолы (Шелковый путь) торговля идет успешная, прибыльная, благодатная.

Вспоминает старожил

Давно это было, при советской еще власти. Рассказывал мне старый алматинец, чьи деды пришли на эту землю в 1854 году.

- Вот на этой улице, Копальской (Фурманова), аккурат между Торговой и Гоголевской был базарчик. Бойкая в нем торговля шла! А вот здесь, к низу от него, народ примостился лавки торговые ставить. Кто булки продавал, кто конфеты. А вот здесь, не доходя до Илийской (Маметовой), один мужик медами торговал. У нас своего-то меда - пшик да маленько, считай, не так давно пчелок стали разводить, так он с Алтая его пер на возах. Дорогой продукт получался, но целебный. Быстро расходился. Нонеча на базаре не тот медок…

"Тот" или "не тот" нынче мед - не о том речь. А вспомнился мне его рассказ, когда шел - не "пролетал" на автомобиле - по самой шикарной улице Алматы - Фурманова, и неспешно разглядывал витрины заморских маркетов и ресторанов. И вдруг…

Привет из глубины веков

Не доходя до улицы имени героя-снайпера Маншук Маметовой, наткнулся на маленький магазинчик "Алтайский мед". Он-то и вызвал в памяти слова старожила Алматы о том, что на этом месте "завсегда один мужик мед привозной торговал". Следом обожгли мысли о богоугодности тех или иных мест, так что не войти в пропахшее прополисом, пергой и горным разнотравьем, ставшим сладостью, помещение было невозможно. "А вдруг да наследники того, верненского медовика объявились!?"

Описывать товар, дабы не сочли материал за рекламу, не стану. А вот хозяина - Олега Крупского представить обязан, так как именно он рассказал мне, а я вам, историю возникновения пчеловодства в Казахстане вообще и в нашем городе в частности.

- Я потомственный верненец-алматинец. Последние 10 лет занимаюсь изучением и производством меда, естественно, с помощью пчел. Так что могу называть себя пчеловодом-предпринимателем, тем более что уже в следующем году буду защищать кандидатскую диссертацию на эту тему.

О том, что место, на котором мы ведем беседу, издавна прикормлено другим медовым купцом, Олег не знал.

- Меня сюда интуиция привела, - вспоминает он, как выбирал место для торговли. - В общем, прилетел, как пчела на мед, и не жалею о выборе.

Пчелка золотая, что же ты жужжишь, жужжишь…

Большой знаток медосборного промысла Олег Крупский влюблен в родину своих предков - Семиречье. Знает историю своего края отлично, а про местное пчеловодство готов говорить часами. С его слов казаки-переселенцы из Сибири, прибывшие в военное укрепление Верное осенью 1854 года с удивлением обнаружили, что в здешних местах бортничества нет. А потому и любимого ими продукта - меда днем с огнем не сыскать. На первых порах 199 членам казацких семей было, в общем-то, не до меда - они строили и обихаживали свою Больше-алматинскую станицу. И лишь на праздники хором пели старинную песню про золотую пчелку, которая жужжит, жужжит, а меду казаку не носит.

Большой знаток медосборного промысла Олег Крупский
Большой знаток медосборного промысла Олег Крупский

В 1856 году сюда прибыли представители Воронежской губернии, всего 194 крестьянские семьи. Надо сказать, что в средней полосе России пчеловодство - древнейшее занятие, мед - первейший лечебный продукт. Как жить без оного?

В этот же год отчаянный казак и заядлый пасечник Осип Мамнев отправился на родину в Бийск, купил там пять ульев с пчелиными семьями и, преодолев множество трудностей, доставил их к новому месту жительства. Сибирским пчелам климат Верненского уезда понравился, они начали собирать с местной флоры взяток, кормить местное население медом и плодиться. В первые год-два пчелиная семья стоила от 30 до 50 рублей - бешеные деньги! Но мед того стоил. Осип быстро оправдал все свои расходы.

К 1861 году, всего через пять лет, ульев в окрестностях Верненской крепости было уже 373. И это всего то на шесть тысяч населения!

- Надо отметить, - рассказывает Крупский, - что в других регионах Казахстана пчеловодство зародилось несколько ранее, чем в Верном. В первую очередь речь идет о Восточном Казахстане. Благоприятный климат, множество медоносной флоры, наличие дешевого леса как поделочного материала для строительства ульев и зимовников способствовало быстрому развитию этого дела. Пчелы роились, мед лился рекой. Другим центром медосбора, кроме Усть-Каменогорска, был Лепсинск.

Откуда к нам пришло пчеловодство?

Ссылаясь на российского ученого Бельского, Олег Крупский утверждает, что первоначально селекционеры районировали среднерусскую, очень продуктивную, но злую пчелу в Сибирь и на Алтай, а затем она стала роиться в Восточном Казахстане. Постепенно трудолюбивые насекомые осваивали и другие регионы. И тем не менее Осип Мамнев привез пять ульиков именно из Сибири - недоверчивый народ казаки, только своему, привычному верили. И не ошиблись. Дело в том, что, распространяясь по территории Казахстана, находясь в неумелых руках, пчелиные рои теряли свою продуктивность - дичали, размывали породу, что, в общем-то, не минуло и верненских, позднее алматинских пчел. Сегодня в окрестностях Алматы пасек - считанные единицы. Но что удивительно - меду на базаре много. Правда, качество его далеко не природное, но это - тема другого разговора.

Научно-практический пчельник

Он сыграл важную роль в насыщении верненского рынка качественным медом. Надо отметить, что медовую тему держал на личном контроле генерал-губернатор Семиреченской области Герасим Колпаковский. Он и распорядился отвести в казенном саду местечко для пчеловодов. Случилось это в 1870 году. Тот, кто прошел здесь обучение, пишут авторы брошюры "200 лет казахстанскому пчеловодству", осваивали рациональные приемы пчеловождения, мастерили рамочные ульи, что способствовало повышению культуры пчеловодства и росту сбора продукта. Повторимся, мед и воск имели своего приверженца всегда. Так что можно смело утверждать, что пасечники во все времена были людьми не бедными. Почему пчеловоды позапрошлого века ратовали за рамочные ульи? Да потому что колода - древнерусский улей - давала меду в два с половиной раза меньше. А рамочки выдавали с одного улья до двух с половиной пудов чистейшего продукта.

Научно-практический пчельник
Научно-практический пчельник

И тем не менее пчеловодство не торопилось посвятить в свои приверженцы большую часть крестьян-станичников. Только через полвека верненские пасечники стали лидерами производства в области. По переписи 1909 года в Верненском уезде находилось 3972 улья, а в Лепсинском, втором по объему, - 1332. Вот что значит научное обоснование и правильный подход к делу.

Полетели далее

Из Верненского уезда пчелы весьма успешно достигли Пишпекского, что в те времена входил в состав Семиреченской области. Богатая медоносами природа сумела в кратчайшие сроки вывести этот край в лидеры медового производства. Основными породами пчел, населяющими нашу область, были сибирские, кавказские и итальянские особи.

"Урожайность" местных пасек в иные медоносные годы достигала семь-восемь пудов с улья за сезон, что позволяло экспортировать мед даже за границу.

В советское время пчеловоды создавали артели и колхозы. Не гнушались этим приработком и совхозные бригады. Наибольшее число пчелосемей насчитывалось в 1954 году. В Алматинской области их было зарегистрировано 21 568, а в Талдыкорганской - аж 51 997.

Потом подешевел сахар, люди стали отдавать предпочтение более дешевому продукту, забыли про целебные свойства меда, и его производство пошло на убыль. А жаль.

В наше время

Мед в Алматы завозится из других регионов - своих пасек крайне мало.

- В Алматинской области, - рассказывает Олег Крупский, - мы пытаемся возродить этот древнейший промысел, культивируем среднерусскую самую продуктивную пчелу, ставим пасеки. Однако местное население не спешит идти в пасечники, хотя дело это не только полезное, но и прибыльное. В соседнем Китае нынче к меду почтительное отношение, государство платит пчеловодам дотации за то, что их питомцы помогают опылять сады и посевы. При наших природных возможностях мы вполне способны производить меда столько, что алматинцы откажутся от массового потребления сахара. Было бы понимание и желание. Добавим, как у наших предков, что за тысячи верст, везли сюда пчелиные семьи.

Василий Шупейкин


Источники:

  1. Вечерний Алмааты













Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

Хаустова Наталья разработка оформления

При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:

http://paseka.su/ "Paseka.su: Всё о пчеловодстве"