27.08.2010

И жизнь, и увлеченье, и любовь...

В ароматных янтарных каплях меда — и настой цветущих трав, и искры солнца, и великая целебная сила. И еще в них огромный труд удивительных насекомых — медоносных пчел. И всем этим богатством люди пользуются с глубокой древности.

В далекие времена люди охотились за медом — отыскивали в лесу дупла с пчелами, разоряли их, выламывали медовые соты и уносили домой. Это занятие требовало наблюдательности, осторожности, опыта и, как всякая охота, смелости и мужества. Спустя столетия медосбор стал не просто собирательством, а ремеслом. На Руси медовых дел мастеров называли бортниками — от слова «борть» (дупло с пчелами). Бортники хорошо знали повадки пчел, умели обходиться с ними. Из поколения в поколение передавалось бортное искусство. Бортничество традиционно считалось мужским занятием. Обусловливалось это трудностями добычи меда, опасностью, которой подвергался человек в дремучем лесу.

Со временем пчел начали держать на пасеках, возле дома, в дуплянках — кусках дуплистого дерева, колодах — толстых долбленых кряжах, в безлесных местах — в плетенных из соломы или хвороста кошелках. Пчеловодство из лесного промысла постепенно стало домашним занятием, как скотоводство и земледелие.

Ульянеева Е. И. Автор Оксана Шеремет
Ульянеева Е. И. Автор Оксана Шеремет

В наше время пчеловодством увлекаются люди самых разных возрастов, убеждений, вкусов и профессий. И не только в сельской местности, но и в городах. Всех их роднит одна страсть — безграничная любовь к природе и медоносным пчелам.

Евгению Ивановну Ульянееву знают не только керчане, но и многочисленные гости. И не столько по имени-отчеству, сколько по статусу — «Лучший продавец Центрального рынка». А продает она мед и другие продукты пчеловодства. Причем не в качестве реализатора, а полноправной хозяйки пасеки. Пчеловодит Евгения Ивановна сорок лет. Практически полжизни.

Первые уроки этого нелегкого, но благородного дела Евгения Ивановна почерпнула еще в детстве у своего отца, знатного в Дубровском районе Брянской области пчеловода Ивана Яковлевича Зинакова. Для юной Женечки пчеловодство было сродни таинству. Она любила наблюдать, как отец с любовью ухаживает за каждым ульем, готовит крылатых тружениц к медосбору. Девочка всегда с нетерпением ждала, когда отец откачает либо золотистого липового меда, либо темно-коричневого гречишного. «Папа, я хочу много меда — налей мне мисочку», — просила Женя. Отец приносил ей наполненный до краев стакан меда, да такого душистого, что, казалось, одного аромата хватало, чтобы почувствовать себя сытым. И, действительно, больше одной ложки Женя не могла сразу съесть. В голодные военные годы отцовский мед был настоящим спасением для семьи Зинаковых. И, видимо, не только для нее. Ивана Яковлевича казнили за связь с партизанами.

Детские впечатления не стерлись из памяти, и, спустя почти три десятка лет, Женя, теперь уже Евгения Ивановна, продолжила дело отца и нашла верную стезю в жизни. И во многом благодаря своему сыну Михаилу. Ему было 15 лет, когда он загорелся идеей завести пчел. Очень уж мальчишка любил мед. Муж Евгении Ивановны — Борис Михайлович охотно согласился купить пчел. И как-то, вернувшись с работы, привез сразу пять пчелосемей. Евгения Ивановна несколько пчел посадила себе на ноги. «Пчелы жалят, а я не пухну, значит, все в порядке, — вспоминает она. — Я знала, что так надо проверять, есть ли аллергия на пчел. Иначе пчеловодом не стать». Вот так пчелы, пасека вновь появились в жизни Евгении Ивановны, чтобы стать самой жизнью этой женщины.

Началась пасека Ульянеевых (всей семьей ею занимались) с 5 пчелосемей, а дальше по нарастающей — 10 семей, 15, 20. Сейчас их уже 140. «А мало держать, нет смысла никакого, — говорит Евгения Ивановна. — Так мы 2-3 тонны качаем, а это большое дело, прибыльное».

Нельзя не заметить, что это уже конечный результат, а чтобы его добиться, ой-ой, сколько сил и умения надо приложить. Сколько специальной литературы перелопатить. А физического труда сколько. И тут тебе ни выходных, ни праздников. Круглый год, ухаживая за пчелами, пчеловод создает новые семьи пчел, проводит племенную работу, выводит и заменяет маток, откачивает и перерабатывает восковое сырье, ремонтирует ульи и пчеловодный инвентарь, изготавливает рамки для новых сот, перевозит пчел на медосбор, создает для них кормовые запасы на зимний период, подготавливает пасеку к зимовке, осуществляет санитарно-гигиенические и ветеринарные мероприятия. Это, так сказать, официальный перечень работ, в котором не учтено главное.

«Пчел нельзя обижать, их надо любить, — раскрывает секреты мастерства Евгения Ивановна. — И самое главное — не давать им сахар. Сахар для них — погибель. На зиму мы каждой семье оставляем примерно 30 кг меда, этого достаточно, одна пчела за этот период съедает всего-то его граммов 40-45». В феврале все ульи обязательно осматриваются. Это очень важно — верно, точно оценить состояние дел каждой пчелиной семьи. Тут уж пчеловод должен обладать такой наблюдательностью, что любой разведчик позавидует. А иначе нельзя. «Если не уследить, все ли живы, есть ли матка, не поменять ее вовремя, можно всю пчелосемью потерять», — делится опытом Евгения Ивановна. Кстати, за годы пчеловодства Евгения Ивановна с сыном и сами селекционерами стали — маток выводят, породы разные берут в Мукачево, а затем размножают. Это еще одна сторона увлекательного дела, которым, бесспорно, является пчеловодство.

В начале апреля в жизни керченских пчеловодов наступает особенная пора — вывоз пчел на медосбор. Много лет Ульянеевы устраивают летнюю пасеку в лесу под Пресноводной. Тут тебе и лесное разнотравье, и степное. «Какой же он, керченский мед», — интересуюсь у Евгении Ивановны. Она показывает на баночку светло-желтого меда: «Здесь акация, боярышник, синяк, чабрец, зверобой, маслина, но маслина не всегда выделяет нектар, а раз в 5 лет. Этот майский мед полезен при кашле, бронхитах, насморке и когда сердечко пошаливает». В баночке с медом более насыщенного желтого цвета с зеленоватым оттенком — разнотравье полевое цветочное. А вот в той баночке, где мед потемнее, — медосбор с гледичии, тысячелистника, донника. Полезен такой мед при болезнях почек, печени. «А вообще в наших специализированных журналах пишут, что мед надо кушать по ложечке, но разный, — говорит Евгения Ивановна. — Вот я сейчас наливала три разных сорта меда в одну банку, а почему? Потому что получается букет цветов — это очень полезно. Меня часто спрашивают, а можно ли так делать? Так нужно!»

Для самой Евгении Ивановны мед — прежде всего лекарство: «Вот мне уже 81 год, а я не знаю ни одной таблетки. Прополис, пыльца, маточное молоко и мед — вот все мои лекарства. Я никогда не болела, не знаю, где у меня сердце находится, где что другое. Только иногда усталость бывает, но это уже от возраста».

Евгения Ивановна гордится тем, что ее любовь к пчелам сполна передалась сыну. И сокрушается, что, по сути, пчеловодство в нашей стране никому не нужно. Пчеловоды-любители «варятся в собственном соку», точнее меду. При советской власти существовали общества пчеловодов (было такое и в Керчи). Существовали специализированные магазины для пчеловодов, приводилась учеба начинающих пчеловодов, опытные пасечники делились своими наработками с молодежью, в местах, где стояли пасеки, поля засевали люцерной, другими медоносными культурами. Сегодня все по-другому. Ситуацию не спас даже прежний президент — главный пасечник страны.

Нет среди нынешних пчеловодов молодежи. Никто не хочет заниматься пчелами, уверяет Евгения Ивановна. Вот так уйдет старшее поколение пчеловодов, и останется нам только искусственный мед «без ГМО». Так что спешите наслаждаться истинным вкусом чистейшего керченского меда.

Оксана Шеремет


Источники:

  1. Боспор













Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

Хаустова Наталья разработка оформления

При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:

http://paseka.su/ "Paseka.su: Всё о пчеловодстве"