08.01.2011

Пчелы: врозь - хоть брось, а дружно - не грузно!

Первая книга энциклопедии, задуманной известным мастером пера, «Мужик с медом лапоть съел» была опубликована в 2005 году. Может быть, любители застолий, будних трапез, особенно те, для которых дар природы мед не только сладкое лакомство, но и предписан как целебное питание, эликсир здоровья, долголетия, ее запомнили. И вот новая удача мастера слова, по страсти пчеловода-любителя.

По просьбе редакции автор представляет сочинение читателям, рассказывает, о чем его книга, как она писалась, пришла к читателю, чему учит, к чему зовет, в чем поможет.

- Второй том медовой энциклопедии появился на свет общими усилиями. Литературный материал, перо и рукопись мои, а деньги - спонсоров. Помогли директор фирмы «Пчелка» Гусман Фассахов, первый друг всех пасечников, который обеспечивает пчеловодов вощиной, лекарственными препаратами, инвентарем, пасечники Камиль и Зульфат Сунгатуллины, Миргасим Сахбиев. И коллективно все издательские преграды мы преодолели. Действительно, врозь - хоть брось, а дружно - не грузно!

Пчелиная энциклопедия - «Кто пчеле рад, тот будет богат»
Пчелиная энциклопедия - «Кто пчеле рад, тот будет богат»

Если говорить о содержании книги в двух словах - это наблюдения о людях и пчелах, как они взаимодействуют друг с другом: всегда во благо людям, увы, не всегда с пользой для пчел, которые пришли к человеку из мира дикой природы, чтобы помочь ему в его борениях с превратностями жизни.

Новый том медовой энциклопедии продолжает мои публикации о любительском и промышленном пчеловодстве, о самых болевых точках отечественного пчеловодства, почему когда-то «медотекучая» страна Россия по потреблению меда на одном из самых последних мест в мире. Каждый россиянин в день потребляет один-два грамма целебного цветочного нектара при суточной норме 50 - 100 граммов. Даже не попробовать - только уста помазать.

А началась книга так. Четыре десятилетия назад на дачном участочке за городом площадью две сотки я поставил два улья с пчелами, приведя в ужас ближних соседей и порадовав дальних. Ближние перепугались пчелиных жал, дальние порадовались за урожай, который принесут пчелы.

Конечно, о материальной выгоде не могло быть и речи: из двух ульев, да еще без навыков, много меда не накачаешь, но нравственное удовлетворение было сверх всякой меры. Нравилось наблюдать за сноровистыми и прилежными летуньями. Какая-то необъяснимая сила меня влекла к работающим пчелам. Я садился сбоку ульев и подолгу, не отвлекаясь, смотрел, с какой радостью они встречают день первого весеннего облета, весь сезон с раннего утра до позднего вечера вьются возле узкой щели улья, выносят мусор, несут взяток, с какой отвагой защищают жилище от хитрых воровок, с каким тщанием готовятся к долгой зимовке, чтобы с приходом тепла начать еще один круг своей долгой жизни, которая, не прерываясь, длится пятьдесят миллионов лет. Пчела в отличие от шмеля козявка тихая, но когда их многие тысячи, кажется, что в цветах малины, белых яблонь гудят невидимые моторы. Сад без пчел мертвый, он напоминает реку, в которой нет рыбы, лес, в котором не поют птицы, луг, на котором не порхают бабочки!

С этих двух семеек пчел у меня началась еще одна жизнь, наполненная иными, чем прежде, желаниями. В корреспондентских поездках я старался побывать на пасеках, увидеть, как водят пчел другие, не раз описывал свои впечатления на страницах газет. С радостью сообщал о добрых примерах, с болью и печалью - о дурных. Полагал, что и то и другое только на пользу. Сейчас ульев у меня немного, пять-шесть семей, которые я перевез на деревенскую пасеку, на большее количество зарюсь, но отвагу ограничивают возраст, силы. Однако перо не оставляю.

Пчеловодам-практикам моя книга, видимо, будет полезна приемами пчеловождения, которые я накопил за четыре десятилетия медовой практики. Обычно пасечники жалуются на погоду: то ссылаются на холодную весну, то клянут знойное засушливое лето, а то почем зря кроют и то, и другое, и третье; редкий самокритичный прежде претензии предъявит к себе, что не смог приноровиться к погоде, к пчелам приезжал не на работу, а отдыхать, дышать принесенным в ульи нектаром. Ленивый пасечник даже в хорошую погоду без меда, не пчеловод - горемыка. Во взаимоотношениях человека с природой люди играют черным цветом, первый ход всегда за природой. Исходя из своего опыта, могу сказать, что на пасеке технология старше погоды. В книге стараюсь как можно подробнее привести свои приемы пчеловождения, которые в любой самый неблагоприятный год позволяют откачивать из ульев по 30 килограммов меда. Вот и нынче, в аномальную засуху, когда в полях, на лугах все выгорело от зноя, из каждого улья откачал по тридцать килограммов. Третьи корпуса, как бывало в другие годы, пчелы не заполнили, а рамки второго этажа были залиты до последней ячейки и закрыты восковой печаткой. Это двенадцать рамок по 3 - 4 килограмма каждая. И пчелам оставил запасов по 25 килограммов на зиму. Для кочевой пасеки два пуда с улья - это скромно, только покрыть затраты на бензин, а для приусадебной пасеки, на которой ульи стоят возле крыльца, под окнами веранды, вполне прилично.

И друг и враг пчелы - человек! Уверен: нынешние удачи и беды отечественного пчеловодства, грядущее разорение или процветание отрасли зависят не от абстрактной природы, а прежде всего от человека, его навыков, организованности, упорства, как люди осознают важность и нужность медового промысла. И как они станут поступать - возрождая былую славу, наверное, самой национальной отрасли хозяйствования или разрушая ее.

Марсель Зарипов


Источники:

  1. Казанские ведомости













Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

Хаустова Наталья разработка оформления

При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:

http://paseka.su/ "Paseka.su: Всё о пчеловодстве"